www.the-challenger.ru

The-Challenger. Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman

Создатель загадочного Mr. Freeman, продюсер анимационного кино, один из основателей студии Toonbox Павел Мунтян рассказывает, зачем все смотрят анимационный сериал, в котором главный герой провоцирует зрителей, и почему не стоит бояться «восстания машин».

Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman: «Ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование». Изображение номер 1
Павел Мунтян. Фото Екатерины Баталовой

О «жестоких» мультиках и родительских страхах

— Сегодня в работе Toonbox три основных сериала: Mr Freeman, «Котики, вперёд!» и «Куми-Куми», который популярен до сих пор и который мы хотим серьёзно перелопатить. Решили сделать из него нечто похожее на «Чёрное зеркало» и «Рика и Морти», но для детей. Мы сейчас также запускаем в работу новый сериальный проект для малышей. Комедию без образовательного контекста. Почему комедию? Потому что считаем, что образовательной начинки в каждом фильме и так много, но все всё время продолжают спрашивать: «Какой образовательный элемент будет заложен в сериал?» А ты думаешь — господи боже, ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование!Вспомните «Том и Джерри» — это была комедия для детей. Говорят: ну вот, они там дерутся кочергой и утюгом. И что, поколения, которые смотрели этот сериал, плохими людьми выросли? Нет. Так же как и «Ну, погоди!» — это комедия для детей.

— Возьмём что-нибудь из современного. Почему выстрелили «Свинка Пеппа» и «Маша и Медведь»? Ребёнок хочет просто посмеяться и чтобы ему при этом не впаривали про расстояние от Земли до Луны, столицу Зимбабве и не учили, как произносятся буквы.

Но при этом, конечно же, мы будем поднимать важные темы, говорить о том, что такое, например, взаимопомощь, вежливое общение. Это и станет образовательным элементом, но не более того. Хотя, возможно, сегодня телеканалы не примут такую концепцию. «Как это так: анимация и без образовательного уклона?» Но поживём — увидим.

В любом случае есть возрастные ограничения. Тот же «Рик и Морти» — это «14+», его смотрят и мои ровесники, и те, кто постарше. Понятно, что сегодня я не буду показывать это своим детям (одному 11, второму 7). В 14, наверное, да, покажу. Определение границ не зря существует: что подходит, а что не подходит для детей. Само собой, маленькому ребёнку не нужно показывать мультики, в которых происходит всякая жесть и «мясо». Но сегодня родители бросаются из крайности в крайность, и крайность эта (уж простите) получается какая-то безграничная. Поиск того, чего нет, заводит в странные места. Например, ребёнок растёт, как Будда — его со всех сторон окружают заботой и показывают, что вокруг нет ничего плохого и злого. Потом дитя идёт в школу, где его могут пнуть, толкнуть, обидеть сверстники. И что теперь делать, когда он весь такой чистый и беспомощный? Даже «Смешарики» имеют право потолкаться друг с другом, а потом выяснить, кто был неправ, и поспорить. Так происходит и в жизни. Зачем же обманывать детей?

Гипертрофированная попытка уберечь ребёнка «от всего на свете» в результате превратит его в инфантильную сюсю, которой будет очень тяжело жить.

Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman: «Ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование». Изображение номер 2
Павел Мунтян. Фото Екатерины Баталовой

О «свободном государстве», спорах с телевизором и эволюции

Vmeste 1000 — российский краудфандинг-проект, участники которого вносят деньги на создание открытого городского пространства с рестораном — это социально-экономический эксперимент. И эта тема увлекает меня сейчас больше всего. Я присоединился к ней для того, чтобы посмотреть: работает модель или не работает; если работает, то как и насколько она эффективна. Мне было интересно поучаствовать в живом, работающем деле.Плюс интересен формат, когда отбираются люди, скидывающиеся на нужное и полезное дело. Это чистый краудфандинг. Мне нравится, что это не IPO, ICO, не «Кикстартер», а цепная реакция, эксперимент. Пока я не знаю ни одного такого большого проекта, в ходе которого мне сказали бы: «Ребята, давайте скинемся большой-большой толпой, позвоним знакомым и сделаем нечто?!»

При всём том это ещё и финансовая модель — и для меня это тоже интересно. Периодически я отсматриваю людей, которые присоединяются к Vmeste 1000, — они не случайны, они не просто «пробегали мимо».

Это близко и нашим идеям, потому что наше «Свободное государство», Freeland, тоже своего рода финансово-социальная модель. И тоже чистый эксперимент — мы не претендуем ни на что, но мы хотим посмотреть, что получится. А главное и самое сложное — наступило самое время для того, чтобы увидеть, сработает или нет идея самоорганизовывающегося сообщества. Это и Vmeste 1000, и Freeland.

Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman: «Ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование». Изображение номер 3
Павел Мунтян. Фото Екатерины Баталовой

Детские сериалы — это в первую очередь бизнес. А вот если говорить о «Фримане», то поддержка, которую нам оказывали, прежде всего меценатская. Мы специально разместили в последней серии «Ода» открывающие титры «при поддержке» — и это была чистой воды провокация. Те люди, которые нас когда-либо поддерживали, были настроены на то, что никакого упоминания не будет. Информация была дана специально, чтобы спровоцировать публику. И та обалдела окончательно (впрочем, понятно почему). Когда людям достаётся что-то бесплатно, они начинают вертеть носом и говорить, что «Мистер Фриман уже не тот» и «Ну всё понятно, теперь они будут на нас зарабатывать!».Да как зарабатывать? Последняя серия «Фримана» стоила 117 000 баксов, а цена самой простой серии — около 20 000. Народный краудфандинг на Planeta.ru собрал из 117 000 всего 17 000, но и за них мы получили ушат кислых щей, типа «Фуууу, я ждал то-то и то-то, а получил совсем не то…»

Никто из меценатов — ни Сергей Полонский, ни Сергей Солонин — никогда не просил заявлять внутри серий никаких личных, корыстных или коммерческих интересов. Это была наша инициатива — добавлять что-то или нет. Я сам предложил Сергею Солонину поговорить на тему «совести» внутри серии Фримана. Мне нравится эта идея. И мы рассказали про совесть. Про то, что слова потеряли смысл. И всё.

— Даже несмотря на наличие комментариев в YouTube, обратная связи и диалог отсутствуют. Ответить зрителю хочется, но возможности нет. Точно так же можно выражать недовольство правительству — бухать с соседом и ругать власть. То, что не имеет прямой обратной связи, даёт очень сильный психологический эффект — по крайней мере это правильно для русского менталитета на 100%. Как в «Нашей Раше» был герой, который разговаривал с телевизором. Это типичный пример: герой смотрит, а телевизор вроде как отвечает, герой хочет участвовать в общении, а телевизор его зомбирует. У нас точно такая же история.

Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman: «Ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование». Изображение номер 4
Павел Мунтян. Фото Екатерины Баталовой

Время меняется. Возможно, мы являемся тем самым промежуточным этапом перед появлением кремниевой культуры и будем тем самым подспорьем, которое позволит ей появиться. Это эволюционный процесс, и в нём я не вижу ничего страшного. Зачем сопротивляться тому, что происходит? Даже если потом — в «Матрицу», значит, так должно быть. Если сопротивляться всем эволюционным процессам, то эволюция всё равно случится, только усилия на сопротивление будут потрачены впустую. Если человек сможет вложить свои знания и наработки в кремниевые носители, то потенциально всё, что им создано и осмыслено, сможет прожить намного дольше: улететь в космос, достичь бОльших результатов.Среднестатистический человек вообще очень консервативен, особенно это касается детей и пожилых людей. Пробуют только взрослые, пока у них есть желание экспериментировать. Этот консерватизм тормозит эволюционный процесс. Но меня, например, перемены не пугают. Даже если кому-то кажется, что могло быть хуже, на самом деле это спорный вопрос, хуже или лучше. Как мы раньше жили без гаджетов? Информация распространялась медленнее? Окей. За то, что ты читал книги и способствовал распространению знаний, можно было загреметь за решётку или на костёр. Сегодня у нас есть доступ к любым знаниям. И что, кому-то хуже от этого стало? Зубы искусственные вставляем, хрусталики для глаз выращиваем, органы клонируем, операции микророботами делаем, молекулы ДНК перепрошиваем. В общем, я не согласен, что будет хуже. Не надо бояться!

Павел Мунтян, создатель Mr. Freeman: «Ребёнок смотрит мультики, а ему в процессе втюхивают второе высшее образование». Изображение номер 5